Так как некоторые из товаров имеют маркировку «18+», находиться на сайте можно только совершеннолетним. Также для функционирования сайта мы используем файлы Cookie и данные о вашем IP-адресе. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, или вы моложе восемнадцати лет, вам придется покинуть сайт. Если вы совершеннолетний и вы не возражаете против обработки ваших данных, нажмите «Хорошо».
Хорошо
Close
Click to order
Оформление заказа
Total: 
Отправка посылок осуществляется нами два раза в неделю. Перед оформлением заказа, пожалуйста, ознакомьтесь с условиями доставки. После оплаты Вы получите письмо с номером заказа.
При сумме выше 5000 рублей для дополнительной проверки используется протокол 3DS — смс от банка с кодом подтверждения. Если ваш банк не поддерживает данную технологию, свяжитесь с нами по адресу shop.seance@gmail.com или по телефону +7 (999) 214–51–19, и мы попробуем оформить заказ другим способом.
От Бекмана до Брекера. Статьи и фрагменты. Иван Чечот
978-5-905669-04-0
руб.
руб.
2016. — Формат: 20 см × 27 см. — Твердый переплет. — 626 стр.

Сборник статей Ивана Дмитриевича Чечота посвящен различным сюжетам истории немецкого и западноевропейского искусства, а также локальным событиям современной художественной жизни. Героями этой книги стали Рембрандт и Макс Бекман, Арно Брекер и Готфрид Бенн, Отто Дикс и Кете Кольвиц, «Фауст» Гете и «Вакх» Рубенса, Борис Зернов и Тимур Новиков, Калининград-Кенигсберг и Ленинград-Петербург, Германия и Россия. Значительную часть сборника составляют переводы с немецкого трудов Готфрида Бенна, Генриха Вельфлина, а также фрагментов из книги Юлиуса Лангбена «Рембрандт как воспитатель», которые публикуются впервые.
Отзывы
И. Д. смотрит на вещи нетривиально, обладает талантом освободить восприятие от штампов. Представленные в книге аналитические биографии и этюды о творчестве М. Бекмана, А. Брекера, О. Дикса, К. Кольвиц дают возможность посмотреть на них на всех другими глазами, как, впрочем, и на исторические обстоятельства их жизни. Исторические обстоятельства побуждали каждого из них в той или иной степени искать опору вне себя. И таких опор было на выбор три: искусство — или искусство на службе у классовой революции или же у национального государства. На фоне принудительного лаконизма исторического выбора Чечот в каждом отдельном случае создает поразительно подробный рисунок личности, который сначала словно бы растворяет в себе жесткие направляющие той истории, чтобы затем их снова проявить, но уже в других — сегодняшних — конфигурациях.

— Екатерина Андреева (Colta)
Научная статья, эссе, дневник, запись лекции, мемуар в каталоге — в ход тут пошли все жанры искусствоведческой прозы Ивана Чечота. Вместе все эти тексты способны рассказать о том, из чего складывается дар этого харизматичного ученого. Да, тут не будет голоса, магнетических интонаций, которые и через тридцать-сорок лет способны заставить его учеников зависнуть в пространстве и времени и слушать, нет тут и слайдов на светящемся экране, на которые накладывается лекторский текст, заставляя видеть то, что до сих пор, казалось, способен увидеть только Чечот. Но тут есть обнаженный процесс размышления, назывного перечисления ради вычленения важного из важного, нанизывания смыслов, урок смотреть и видеть, видеть и думать.

— Кира Долинина («Сеанс»)
Made on
Tilda